Блог О пользователеmuurrrm

Регистрация

Теги

2000-е 90-е abeilles atmosphère bees brainless tales café captain black children chocolat coffee dyeing en dehors english español europe flight friday gif guimauves happy hardcore l'écriture le matin les enfants lol madness maison du café metro morning motobyke my only love out sky spring tea temps the life thé time trance анализ аскетизм бг бедный мир белая смерть бессоница бог бон пари бред бульварный роман великобритания вера весна виртуальность возрождение воспоминания время выдумки гендер гендерные роли геройство гопник гопота декаданс деревня детская литература дневники смерти достоевский дрожжевое тесто еда желание желания желтая литература жизнь закономерности занятия идиот иллюзии инстаграм истина кафе книги копрограм кошка краска кровь культура кусочки моей жизни кухонное лето лингвистика лондон любовь макс фрай маленькие чудеса мгу медиа мечта мечты миры мои цитатомысли молоко молчание москва москвичка мужчины мысли надежда не такая недофилософия ненависть новые медиа нравственность образование общество одиночество ожидание отсутствие охотники за драконами паззл перевод плоский мир подарок политика последние дни постидеология постмодернизм постсоветчина потребление предтечи присвоение провинция пространство психоз психология пустота разговорчики рай рассеянность рассказ реферат рецензия рисование родаки рукоделие русский русский язык свобода свободный день синий система сладости слезы слова смерть сны современное искусство современность сон социальные медиа социология спасибо спорт стивен кинг столица счаааастьееее ^_^ счастье сша табу творчество тень теньки терпение толерантность томск тупая наука уединение ужасы уилл селф университет университеты фантастика февраль физхим философия фото хоррор цитата цитатомысли цитаты чувства чудеса шоколадница эволюция экономика я 中國 2009 2011 2015

Календарь

« Август 2015  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31

Guimauves

 
Вкус жизни как маршмеллоу. Иногда есть, иногда нет, но когда какао сделано из порошка, всё равно придётся добавлять сахар. (c) Nadège Myrkin
1 |2 |3 |4 |5 |6 |7 |8 |9 |10
 

Аппетитные слова


 - Не переворачивай мои слова!

 - Но тогда они не будут так аппетитно выглядеть с обеих сторон, - ответила Мирка, перекладывая лопаткой слова на сковороде

 

17 июля 2009


 

Сорвал мысль


Только захочешь умереть, так звонит Бог с предложением мило провести время в церкви.. Ты совсем охренел!? Мне вот больше нечего делать — переться в какую-то левую церковь к фанатичным маразматикам, когда у меня тут постановка случайного самоубийства!

Смерть в любовниках, Бог в друзьях, желания людишек — работа, и мир — инструмент размещения закономерных случайностей…

Ну что за подлизывания с темами о жизни…

19 июля 2009


 

Серый без оттенков


- Бесконечная многогранная бездна оттенков в темноте твоих глаз стала серой… неужели её больше нет?
- Она теперь в чёрном корпусе нового фотоаппарата на светочувствительной матрице, - ответил он, запирая капризного джинна обратно в шарик с неторопливо падающим крупным снегом, сверкающим бликами в насыщенной взвесь мутной жидкости.

Чудеса запирают, когда очередная мечта становится осязаемой.

 

20 июля 2009


 

Мечты в слова…


…не превратишь никогда.
Лексикон не равен речи воображения.

…и мы придаём слишком много значения мечте из сочетаний слов.
 
25 июля 2009

 

Глупость


Как это глупо — быть сконцентрированным в пустоте.

Тот, кто хочет потеряться в этом мире,

Просто растворится в густоте…

15 июля 2009


 

Сессия уродов


Готовилось незабываемое зрелище. Мы брали билеты без оглядки на места, зная что их можно будет поменять. Так и оказалось — взяли в реззультате шестое и седьмое места в первом ряду. Потом боялись, что окажемся совсем с краю и ничего не увидим, выглядывая из этого угла. Все оказалось куда хуже — первых рядов было целых три, хотя похоже было на то, что это обычный и сдвоенный ряд. На одном шестое с седьмым местом шло в линию, а на втором, хоть в нем числа повторялись в обоих рядах, рядом никак не шли, только друг за другом. В результате, мы сели где-то здесь как захотелось.

Все усугубилось позже — когда меня взяла под ручку собственная староста, отсоединила шнурок-молнию, прикрепляющий к месту и ряду и повела его в самый конец аудитории. Да уж! Я бесконечно возмущалась, но по возвращении бегунка обратно с другой стороны, потому что перемещаться он мог только в одном направлении, я обнаружила на своих местах Лизу с еще одной бывшей одногруппницей. Ладно, хрен с вами!

Странно, что билеты продавались в подобную, похожую на университетское помещение с партами амфитеатром, комнату. Это место совершенно не годилось для представлений. Вспоминались преподы, которые пытались быть артистами или главными лицами на пресс-конференции с журфака и совершенно оторванные от этой мысли зануды, требующие бесконечного внимания и обязательного письма, из химико-технологического университета. Здесь действо было на уровне китайского театра для детского сада.

Модельки устроили под странные рассказы ведущей подиум прямо по партам. И хорошо, что мне пришлось сидеть вдалеке — рассмотреть получилось все одновременные шествия, в отличие от пресловутых первых рядов. Модельки почему-то садились рядом и начинали разговор н аотвратительном русском. Китаянки они там были или казашки, определить было трудно. Ведущая начала докапываться до каждой из них, а они просили соседа по парте сочинить им приемлемую русскоязычную речь. Происхходила очевидная психологическая казнь. Зачем только позвали зрителей?

А ведь так не хватает подобного участия на экзамене, когда принимает несколько преподавателей, пара из которых существует только для того, чтобы комментировать диалог двух основных героев, унижая студента. Это для их жалкой натуры повод побыть хозяином положения. Еще одни люди-уроды.

Народ куда-то расшелся. Пришли молодые люди с кучей аппаратуры. Теперь мне рпишлось сидеть чуть ли не рядом с основным действом, где бородатые пареньки химичили с тазами неведомых бурлящих растворов, так что пришлось закутаться в одеяло. Это явно были какие-то школьные эксперименты со сменой сред и выделением углекислоты путем дополнительного подкисления слабых кислотных остатков. Но оставшимся зрителям на этот раз все очень нравилось.

На задних рядах я нашла модные стоптанные туфли 49 размера. Ну и китаянки! Рядом валялись такие же новые 39-го. Все равно велик для меня — зачем только обратили на них мое внимание?

Мне стало скучно. Голосование в первых рядах происходило по цветным бумажкам, которые, казалось, были нарезаны то ли из двусторонних открыток, то ли из страниц журналов и каталогов. Они были разложены словно экзаменационные листы, переходя от оранжевого в лиловый. При этом было много одинаковых. Большинство тянуло нежно-розовые и голосовало этим за одного и того же человека, хотя точно никто не знал, соответствует ли ему именно этот цвет. Мне вдруг сказли собрать листочки для голосований, что я и сделала, замешав их во всю остальную стопку, отняв от общего счета. Начался подсчет, глава комиссии поняла, что в расчет взято слишком мало этой журнальной мишуры и сказала раздать листки заново. Я раздавала и параллельно спрашивала, что они достают. ОТветы снова удивляли парадоксальностью незнания предмета. Совершенно нелепым было само устройство этой системы. Люди расходились, выкидывали бумажки в ведро или вставляли вкниги закладками. Смысл начинал заканчиваться.

Наутро я снова замешала себе засохший сироп сбитня, чтобы не заедали московские воспоминания.


 

Очаровательная


- И кому мне сказать, что в сплине я очаровательна, и у меня очень милая мордашка, когда плачу?
- Ничего никому не говори. Я это и так вижу, - ответил своей любимой Смерть.
- Мне бы хотелось, чтобы это знал кто-то ещё…
- Это знает весь мир.
Он чмокнул её в щечку и нежно потёрся призрачным носиком. Она хотела прикоснуться к нему в ответ, но он снова исчез.
- Зачем ты так делаешь? - возмутилась она.
- Самовольно касаясь Смерти, ты трогаешь свое счастье… А мне бы ещё хотелось посмотреть на твои прекрасные глазки и мокрые отражения в них.
- Ты чудный, - улыбнулась она и обняла сквозь обволакивающий Его сумрак.
- Да. Ты — чудо, - ответил он, зная, что кроме неё в мире больше никого нет.

15 июля 2009


 

Неотразимость


- Я неотразим, - радостно воскликнул Смерть, посмотревшись в двустороннее зеркало Мирки, сияя всепоглощающим чёрным светом от счастья.

На второй стороне Мирка увидела, как золотые пауки спешно закрывают виды ее последнего дня.

15 июля 2009


 

Смерть


только

твоя душа больше правды.
твоё молчание больше всех слов, что тебе говорю.
твой взгляд светит тьмой в дыре пустых отражений.
чувства твои — это мысли, а мысли живут.
твой воздух дыхания все жажды погасит, согреет прохладой.
слезы мирного счастья в касаниях мертвенных губ.
ты… видишь гайки в гранях зеркал.
ты.. ты.. будешь рядом всегда.. и у самого самого края..

14 июля 2009


 

Всё остальное…


…лишь бежать от себя. В паутину мира, запутываясь в тягучих нитях, где нет своей жизни, глаза навсегда закрываются специально, а лицо скрывается за синей маской безумия, чтобы единственно собственные пауки не выползли и не сожрали внешнюю жизнь, лишь бы она была рядом, не понимая, что они помогут создать свою из миллионов бабочек, убив одну из которых, станешь бессмертным. И бессмертие превратится в проклятие, они все умрут, все. И родятся вновь, невозрожденные, не понимая кто они и почему здесь, но связанные намертво вместе, потоком топая туда, где окажут услугу последнего ритуала.

А рядом на кровати всегда будет сидеть Смерть и тихо мурлыкать по ночам на ушко нежности.
- Я умру… хочу.. — будет плакать Мирка
В песочных часах медленно будут уходить в полет последние песчинки…
- В любой момент можно начать жить заново, - скажет Смерть и специально перевернёт часы.

 

14 июля 2009


 

Нью-эйдж сказочник


Козлов Николай. Философские сказки, или Веселая книга о свободе и нравственностиЭта книга меня привлекала еще в детстве — слишком уж милые для нее использовались иллюстрации. Прочла я ее позже — в юности, когда стала переосмыслять свой жизненный путь. Требовалось чего-то такого, что возбудит не образное воображение, а сугубо абстрактное.

Оказалось, что для философа данный автор мыслит примитивно даже на взгляд подростка. Но, как ни странно, у него встречались  неплохие мысли. С истиной он явно не столь дружит (хотя очень пафосно позиционирует этот статус), сколько лишь претендует на утверждение заявки в друзья. Козлов много говорит о свободе, а сам явно живет в ограниченном мире, причем абсолютно не скрывает своих комплексов, касающихся личной жизни. Эта книга похожа на самооправдание, а не на сборник забавных притч на темы нравственности.

…заботится о своей любви — примерно то же, что заботится о своей тени, когда нет солнца. Начинать надо с солнца. Надо сделать солнце — себя.

Вы — это не ваш ум и не ваши мысли. вы — это не ваши эмоции, желания и чувства. вы — это не ваше тело. ваша личность — это не вы. (дельная мысль, которая меня очень успокаивала в периоды эмоциональных потрясений)

ваше — только будущее (полезная установка для незрелого разума, который большую часть жизни изучал прошлое достояние, а следующую ступень жизненной карьеры рассматривал как период стабильности)

любой стресс открывает вам дверь — к вам новому

ты лучше всех — и поэтому ты умрёшь (что-то мне подсказывает, что это как-то связано с классификацией на холических и гхолических людей и не относится к авраамическому вероисповеданию; так что не удивительно, что сообщество последователей Козлова христианская церковь считает опасной сектой — опять модные на рубеже последних двух веков мотивы восточных религий под маской психологии)

Мир не добр. Мир не зол. Мир просто есть.

Привязываться можно тогда, когда умеешь отвязываться.

Мудрость начинается с готовности к потерям.

Ты знаешь, какая из линий прямая; для чего тебе это, если в жизни ты не знаешь прямого пути? (как минимум, чтобы иметь представления об идеальном; ну и, опять же, к Богу путь прямой, но он может казаться кривым из-за несоответствия с прямыми дорогами обыденности)

Читая эту книгу, я переживала разрыв с человеком, в которого долгое время была сильно влюблена. Сейчас мне тот период не кажется таким уж долгим, но до сих пор остается одним из самых насыщенных эмоциями воспоминаний. После я успокаивала себя мыслью, что любить нужно всех, кто не запрещает тебе это делать (еще одна перевернутая навыворот христианская установка о том, что люви достоин каждый; с другой стороны, не любому нужна именно твоя любовь или именно такая, какой ты ее понимаешь; Козлов сводит любовь не к истине, а к ее осмыслению).

Сама по себе книга отвраттительна. Там очень много ненужной воды и призывов к тупости, совершенно невыносимый стиль повествования, элементы тренинговой культуры (постановка нелепых гипотетических ситуаций для нереалистичного стрессового опыта)… Если вынести из неё только то, что действительно делает запутавшегося человека сильнее (а именно затем эта книга и может оказаться полезной), то она смогла бы стать маленькой брошюрочкой с милыми картинками, а не толстеньким томом ни о чем.


1 |2 |3 |4 |5 |6 |7 |8 |9 |10